Республиканский медицинский
библиотечно-информационный центр
Электронный каталог

Ростислав Иванович Туишев: «Медицину надо менять по-серьезному!»

Дизайн без названия (9).jpg



Заслуженный врач РФ Ростислав Туишев:

«Медицину надо менять по-серьезному!»

В преддверии празднования 100-летия образования ТАССР и системы здравоохранения Республики Татарстан Республиканский медицинский библиотечно-информационный центр совместно с Министерством здравоохранения РТ запустил новый проект – серию интервью «100 медиков Татарстана». В рамках проекта мы расскажем о жизни и деятельности 100 медицинских работников, внесших значительный вклад в развитие системы здравоохранения Татарстана. Недавно мы беседовали с главным врачом ГАУЗ «Станция скорой медицинской помощи» г. Казани Фаридом Шарифовичем Галяутдиновым.

Героем нашего сегодняшнего интервью стал Ростислав Иванович Туишев, заслуженный врач РФ и РТ, академик РАМТН, лауреат Государственной премии РТ в области науки и техники. Ростислав Иванович более полувека отдал служению системе здравоохранения Татарстана, прошел путь от врача-хирурга городской больницы до советника министра МЗ РТ. Именно он был первым главным врачом и идеологом строительства Межрегионального клинико-диагностического центра (МКДЦ), в котором ежегодно принимают сто тысяч пациентов и проводят пять тысяч операций.

15.10.10_8.jpg– Ростислав Иванович, расскажите, пожалуйста, о себе, своей семье и как Вы решили стать врачом?

– Родился я в 1949 году в Казани. Весь мой род – это пензенские татары. Часто спрашивают: «Кто из близких оказал на Вас влияние?». В то время влияние на меня оказал мой род, который был очень большим, дружным,  благовоспитанным. Он наполовину состоял из медиков, наполовину из педагогов. Однако медицинская линия в моей жизни превалировала. Когда я был еще маленьким, мама тяжело заболела, и на воспитание меня взяли родные тети и дяди. Тогда я и окунулся в мир медицины. Мой дядя Рустам Аллямович Вяселев был ректором медицинского института и в то же время работал доцентом на кафедре госпитальной хирургии в Шамовской больнице. Утром он забирал меня с собой на работу, и я какое-то время являлся «сыном полка» Шамовской больницы. У меня был свой халатик, я играл с инструментами, находился под опекой операционных сестер, гулял по палатам. Достаточно долгое время пробыв там, привыкнув к этим запахам, хирургическим инструментам, я определил для себя, что должен стать врачом-хирургом. Я не представлял себя в другом направлении: только хирург, потому что вырос внутри этого хирургического «братства», видел, как дядя и ночью вставал, ехал на консультацию, поздно возвращался, каждый вечер после ужина ехал в клинику, где делал обход своих больных. Все это органично переросло в мою профессию, которую я получил, и никогда об этом не жалел. Моя мама была профессиональным педагогом, директором школы, дядя Туишев Юсуф Ахметзянович –  известный педагог, более 25 лет проработавший ректором педагогического института. Одна из моих родных теть, Вяселева (Туишева) Сара Мухамеджановна – первая среди татар женщина профессор в Татарстане.

Окончил школу в 1966 году, в 1967 г. поступил в медицинский институт Уфы. Проучившись там два года, перевелся в Казань, успешно окончил лечебный факультет КГМИ. Далее в стенах родной Шамовской больницы прошел субординатуру у любимого хирурга-педагога Владимира Владимировича Федорова.15гб.jpg

– Расскажите об основных этапах врачебной деятельности? Как возникла идея строительства МКДЦ?

– После получения диплома, в 1973 году получил направление в Нурлат (Октябрьский), приехав туда, мне заявили, что не нуждаются в моих услугах, и я уехал обратно в Казань. Здесь поступил на работу врачом-хирургом в городскую больницу № 15, с которой была связана моя врачебная деятельность на протяжении практически 30 лет. В 1981 году я возглавил эту больницу, по тем временам самую крупную клинику на 550 коек.

В больнице № 15 был собран исключительный коллектив, что явилось заслугой ее первого главного врача Людмилы Александровны Баранчиковой  и заместителя по лечебной части Елизаветы Петровны Данилаевой. Ну и, конечно, заведующий хирургическим отделением Владимир Георгиевич Чуприн, который дал путевку в жизнь большому количеству хирургов. 

гб №15.jpg

Тогда в больнице № 15 дежурило много известных хирургов: Хайдар Каримович Каримов, Юрий Иванович Комиссаров, Юрий Антонович Анисимов, Шамиль Абдуллович Мухамметзянов и многие другие – люди известные в медицине. Большим авторитетом пользовалась кафедра военно-полевой хирургии во главе с профессором Г.М. Николаевым. Сотрудники кафедры доцент Л.М. Нечунаев, Г.Д. Медведовская, В.Н. Войцехович работали в отделении неотложной хирургии наравне со всеми. И мы, молодые хирурги, учились у таких корифеев не только хирургическим операциям, но и ответственности, доброжелательности и честности в профессии. Учились быстро, поскольку работы было очень много. «Пятнашка», как ее звали в народе, принимала пациентов круглые сутки все дни недели. Конечно, мне повезло в жизни, что я оказался среди умных и порядочных людей, профессионалов своего дела.

главный врач 1983.jpg

В 1987 году меня назначили начальником Горздрава Казани. Это был период, когда в СССР менялся общественно-политический строй: с политической арены ушла коммунистическая партия, появились новые ценности, новые идеи, иные принципы, новая экономика. Соответственно происходили серьезные изменения в самой системе здравоохранения и в ее структуре. Это было очень бурное время, оно оказало очень серьезное влияние на меня как молодого организатора здравоохранения. Как раз в те годы очень актуальным стал вопрос строительства новой большой больницы в Казани. Столица ТАССР – уникальный город, с большой историей, глубокими традициями. Казань исторически считалась третьим медицинским центром, с известной во всем мире  казанской медицинской школой, представителями которой были выдающиеся медики. Многие годы здравоохранение города развивалось на базе небольших уникальных клиник: Вишневского, Груздева, Меньшикова, Лепского. Эти клиники имели славную историю, но технологическая базы их, конечно, устаревала. Параллельно развивались медико-санитарные части, возникло много больниц, которые принадлежали предприятиям Казани: Оргсинтезу, вертолетному и авиационному заводу и т.д. Сама система здравоохранения республики выглядела пестро – было много коек, но они были разбросаны между нефункциональными мелкими больницами. 

В 80-е годы, благодаря активному развитию мировой науки и медицинской техники, на первый план стали выходить современные технологии, которые требовали концентрации ресурсов. Появились новые наукоемкие методики, новое оборудование, и для них нужны были новые клиники с полным набором профильных специалистов. Поэтому для Казани была необходима новая крупная больница. О будущей многопрофильной больнице речь шла уже давно, еще с конца 60-х годов. Обсуждались различные проекты, но они не были согласованы. Наконец, 26 декабря 1979 года распоряжением Совета министров РСФСР утвержден технический проект на строительство больницы. Это был типовой проект многопрофильной больницы, в его составе предусматривался стандартный набор отделений: терапия, неврология, хирургия, урология, лор и т.д. Только в 1986 году было принято решение Исполкома Казанского городского совета о выделении земельного участка для строительства больницы. Участком строительства был определен холм, на котором раньше цвели яблоневые сады и стояли частные дома.

В 1987 году, когда я возглавил Горздрав, первое, с чем пришлось столкнуться, – строительством этой больницы, с проектными и оформительскими работами. Многопрофильную больницу на 600 коек с поликлиникой на 960 посещений начали строить заключенные. Стройплощадку обнесли тройным забором с колючей проволокой, между ними стояли вышки с охраной. Каждое утро на работу привозили большое количество заключенных. Но все это продолжалось недолго, примерно около года. Перестройка внесла свои коррективы, заключенные были удалены с объекта.

В 1990 году я перешел на должность главного врача строящейся больницы. Пришел я на эту должность с большим желанием довести проект больницы до логического завершения. Страна тогда пребывала в состоянии переходного периода, всем было не до медицины, не до этой стройки и на объекте жизнь остановилась – с вырытым котлованом, несколькими забитыми сваями… В это время возникли сомнения, а нужна ли городу вот такая типовая больница, с набором многопрофильных отделений. Несмотря на это система госстроя и государственных заказов продолжала работать, и по плану больницу должны были ввести в строй в 1991 году. К этому времени из Москвы для больницы начала поступать мебель. Ее привозили камазами, разобранные комплекты медицинской мебели из простого ДСП. Несколько месяцев мы с водителем распаковывали ее и таскали в подвалы детской поликлиники на Зинина. Она была совершенно непригодна для использования, это были устаревшие образцы, самые дешевые, плохо сделанные.

– Как развивались события дальше?

Став главным врачом будущей больницы, проект клиники претерпел практически полное изменение. Прежде всего, была пересмотрена идеология и принципы работы будущего медицинского центра. В этот период активно развивались новые направления в медицине: кардиологическая, кардиохирургическая. Появились новые методики, способные оказывать помощь для больных с инфарктом миокарда, заболеваниями сердечно-сосудистой системы, инсультами и т.д. на абсолютно новом уровне. В мире наступала эра новых технологий, стали активно использоваться компьютерные и ядерно-магнитные томографы, сложные ангиографические системы и т. д. А мы, врачи, тогда мало знали об этом. Объехав множество московских клиник, встретившись с большим количеством западных фирм – «Сименс», «Дженерал электрик», «Тошиба», «Филипс», пришел к выводу, что надо менять профиль больницы. Стало понятно, что строительство обычной многопрофильной больницы не позволит сделать качественный скачок в системе здравоохранения республики, необходимо было сосредоточиться на новых технологиях. Тогда же появилась возможность для изучения опыта западных клиник.

В 1994 году новым министром здравоохранения Татарстана был назначен Камиль Шагарович Зыятдинов, с которым у меня сложились хорошие деловые отношения. Мы долго разговаривали о больнице, он поддержал идею реформирования. Конечно, реализация проекта этой больницы – это труд не одного человека, а работа большой команды. Очень важно, что идею строительства клиники поддержал первый Президент Минтимер Шарипович Шаймиев, который подписывал все необходимые письма на имя Президента России Бориса Николаевича Ельцина. Когда ему приходилось бывать в Москве, часто напоминал о строительстве новой, современной больницы. Тогда было предложено использовать эту больницу как лечебное учреждение для большого региона, с общей численностью населения 15 миллионов человек. Было понятно, что новая Россия в этот период не в состоянии строить крупные больницы в каждом регионе, особенно с таким новейшим медицинским оснащением. Минтимером Шариповичем и нашей командой была выдвинута идея создания межрегионального центра для восьми регионов, куда кроме Татарстана вошли Республика Башкортостан, Чувашия, Мордовия, Удмуртия, Марий-Эл, Ульяновская и Кировская области. Идею активно поддержали в федеральном центре, в частности Президент России Борис Николаевич Ельцин. Важно было это еще и потому, что страна разваливалась на части, а в Казани появился проект, который объединял регионы на базе современных медицинских технологий.

Началась большая работа, прежде всего встал вопрос – где взять деньги? Так как строительство изначально не предполагало ни такого оборудования, ни таких помещений. Большую помощь нам оказало объединение «Саламат», которое занималось закупками и внешнеэкономической деятельностью. Благодаря руководителям объединения Сабитову Эдипу Адиевичу и Рустему Адиевичу удалось подготовить проект оснащения больницы и обратиться к Президенту Татарстана за помощью. Большую поддержку оказал и директор института Казгражданпроект Марат Абдуллович Кафиатуллин, который несмотря на все сложности помогал в проектировании современного медицинского комплекса. Три-четыре раза в неделю приходилось выезжать в Москву в различные министерства, чаще всего в Министерство экономики, Министерство финансов, и в Правительство Российской Федерации. 

Матвиенко В.И. в МКДЦ.jpg

Помню, когда я приехал с письмом  в Министерство экономики, один пожилой сотрудник подошел ко мне и говорит: «Ростислав Иванович, пойдемте, кое-что покажу». Заводит меня в огромный зал со стеллажами, на которых стопки папок с документами, и говорит: «Я сейчас положу Ваш документ сюда, и Вы никогда больше не увидите его. Поэтому ни одну бумажку не выпускайте из рук. Следите сами за своими документами. Отдали секретарю – через полчаса звоните, спрашивайте, где документы. Если Вы «не приделаете ноги» к своим письмам, то они не дойдут до адресата». И это был очень важный и своевременный совет. С тех пор каждый документ я записывал в свой дневник с комментариями: отдал тому-то, получил от того-то, позвонил тому-то. Каждый день — дневники, дневники. Я просто не выпускал эти письма из рук: буквально жил в поездах, жил в самолетах, ездил на встречи, встречался, убеждал… Мне помогали и «московские казанцы», много раз обращался к Василию Лихачеву. В это время на должность министра здравоохранения России был переведен наш министр Александр Дмитриевич Царегородцев. С ним долгое время мы работали в Казани, общались каждый день по многу раз, и так получилось, что судьба нас сначала развела, потом свела. Неоднократно к нам приезжала  Валентина Ивановна Матвиенко.

28 декабря 1996 года вышло распоряжение Правительства Российской Федерации о выделении 32 миллионов долларов по тем временам огромная сумма кредита Эксимбанка США. Впервые кредит был дан не республике, а организации – Межрегиональному клинико-диагностическому центру. Кстати, именно в эти последние дни года и родилось название клиники. С руководителем социальной сферы Минэкономики РФ Иваном Филимоновичем Солошенко готовили последнее постановление на подпись к Виктору Степановичу Черномырдину. Сели думать над названием – самое главное, чтобы оно было звучно в сокращении. Около 11 часов ночи родилось название – МКДЦ. Каждый из нас внес свою лепту. Проект клиники с названием Межрегиональный клинико-диагностический центр пошел на согласование. В 1996 году проект распоряжения Правительства Российской Федерации необходимо было согласовать в 77 ведомствах России, на что ушло несколько месяцев. И вот наступает новый, 1997 год. Утром 9 января мне звонит министр экономики Республики Татарстан Дамир Мансурович Бикбов и говорит: «Ты читал «Российскую газету?». — «Нет». — «Приезжай!». Я приезжаю, захожу к нему, а у него на столе большая газета лежит, и на первой странице – «Кредит здоровью». Опубликовано распоряжение Правительства Российской Федерации № 1922 о привлечении кредита банка США на сумму 32 миллиона долларов для Межрегионального клинико-диагностического центра.ЭКСИМ Банк Вашингтон.jpg

Выделение кредита случилось еще и потому, что когда-то главный врач Детской республиканской  клинической больницы Евгений Васильевич Карпухин познакомил меня с руководителем американской фирмы HARD Виктором Баланевским. Он бывший москвич, который 25 лет жил в Америке. «Хард» – это известная компания, которая более 100 лет выпускала медицинское оборудование. Наше первое знакомство в начале 90-х годов положило начало практической реализации проекта будущего МКДЦ. После неоднократных встреч и обсуждений Баланевский предложил: «А давайте попробуем оформить кредит в одном из банков США?». И он занялся этим вопросом в Америке и получил право на продвижение кредита в России. Речь шла о 32 миллионах долларов, огромной сумме по тем временам, но это были не деньги, а связанный кредит в виде закупленного в США оборудования.

Но на этом сюрпризы вокруг проекта не прекратились. В начале 1998 года Председателем Правительства России назначили Сергея Владиленовича Кириенко. Одним из основных пунктов своей программы он провозгласил отказ от внешних заимствований. Таким образом, все контракты, заключенные Внешэкономбанком России от имени Правительства РФ были приостановлены. Тогда вынесли приговор большому количеству кредитов, которых было порядка несколько сотен. Под нож попал и проект МКДЦ. Мы обратились за помощью к политическим партиям. В Государственной думе шла активная межфракционная борьба, и многим нужен был проект, повышающий их рейтинг в глазах народа и прессы. В парламенте нам помогла депутат от Татарстана – Н.К. Столярова, состоявшая во фракции коммунистов. Дальше дело дошло до Г.А. Зюганова, он поддержал этот проект и с депутатской трибуны заявил: «В то время, когда страна распадается, в Казани создают такой крупный медицинский центр, который будет нас объединять. Народ умирает от сердечно-сосудистых заболеваний, и вы лишаете их такой возможности…». Государственная дума проголосовала за включение МКДЦ в программу государственных внешних заимствований РФ.

Начался финальный этап подготовки и согласования контракта.  Решением Правительства Республики Татарстан Агентству по развитию международного сотрудничества при Кабинете министров было поручено выступить импортером поставляемого в счет кредита медицинского оборудования. Руководитель агентства Хафиз Миргазямович Салихов и Р.И. Уразаев внесли неоценимый вклад в удачное завершение проекта. Нас обязали детально проработать все пункты контракта. Часто приходилось летать в Америку на несколько недель. Живя в Америке, я, естественно, знакомился с организацией больниц и постарался перенести лучшие наработки в МКДЦ. Впервые в России мы создавали прообраз новой клиники, и в этом участвовало огромное количество людей. Сколько дней и ночей мы провели в переговорах, поездках, согласованиях, жарких спорах. Командная, дружная работа людей, являющихся патриотами своей республики, завершилась подготовкой многостраничного контракта, который пришлось еще раз согласовывать в восьми федеральных министерствах. Нет необходимости описывать драматизм и накал этой работы, когда сюрпризы подстерегали в самых неожиданных местах. Но мы прошли этот этап, получили согласования, и на 100 заводах в США начали готовить продукцию для МКДЦ.

Более ста сорокафутовых фур вывозили оборудование из Финляндии, куда оно доставлялось пароходами, были чартерные авиарейсы из США в Казань. Все это время в столице Татарстана активно велись строительно-монтажные работы. Дважды в день, в 6 утра и 22 часа, мэр Казани Камиль Исхаков проводил планерки, что, конечно, сыграло определяющую роль в завершении сроков сдачи первой очереди МКДЦ. Последнее оборудование поступило из США 22 апреля 1999 года. Прямо с колес, выполняя таможенные процедуры, оборудование устанавливалось в подготовленные помещения специалистами фирмы-производителя. Контракт был выполнен точно в срок.

– Когда произошло открытие клиники?

– Двадцать лет назад, 10 декабря 1999 года состоялось торжественное открытие центра, на которое приехала большая делегация из США, министр здравоохранения Российской Федерации, его заместители, первый Президент Республики Татарстан Минтимер Шаймиев, Рустам Минниханов – на тот момент Председатель Правительства Татарстана, главы всех республик — участников договора, академик Ренат Акчурин и многие другие гости. Новый центр тогда стал островком самого современного, самого нового оборудования, которое существовало в мире.

– Как Вы готовили кадры для МКДЦ?

– Много лет мы обсуждали будущее нового центра, подготавливали людей, готовились сами. Перед самым открытием центра несколько групп посетили США, чтобы ознакомиться, как работают американские врачи, как организована работа в ведущих клиниках Америки, взглянули по-новому на иную жизнь, другой подход к лечению. Главной ценностью клиники были и оставались специалисты, ведущие ученые и практикующие врачи.

– На Ваш взгляд, строительством и открытием МКДЦ Татарстан смог совершить качественный скачок в развитии системы здравоохранения?

– МКДЦ – это оснащенная клиника, ориентированная на лечение сердечно-сосудистых заболеваний. Много было в ней впервые. На высоком уровне развивалась кардиохирургия, сосудистая диагностика и сосудистая хирургия, шагнула вперед нейрохирургия. Конечно, это большая заслуга  Валерия Ивановича Данилова, Дины Рустемовны Хасановой, Роина Кондратьевича Джорджикия, Андрея Юрьевича Анисимова. Это те люди, с кем мы задолго до открытия начали обсуждать будущее клиники. Поэтому я убежден, что открытие МКДЦ оказало огромное влияние на развитие здравоохранения в республике.

– Как Вы начали работать в Министерстве здравоохранения?

– В 1994 году я перешел в Министерство здравоохранения, где проводились масштабные работы по модернизации отрасли. Во время работы в МЗ РТ были созданы три высокотехнологичные зоны, произведена реконструкция Больницы скорой медицинской помощи в Набережных Челнах и целый ряд крупных проектов. В этот период ведомство возглавлял очень креативный руководитель Айрат Закиевич Фаррахов, который заслужил огромное уважение среди коллег своим энтузиазмом и энергией, желанием сделать здравоохранение Республики Татарстан одним из передовых. И ему это удалось. У него получился отличный тандем с Аделем Юнусовичем Вафиным, который после него стал министром. Период работы в министерстве вспоминаю с чувством гордости, потому что это были годы очень активной и энергичной работы.

– С 2010 года Вы – директор ГАУ «Диспетчерский центр Министерства здравоохранения Республики Татарстан». Расскажите, пожалуйста, о деятельности центра.

– Чем дальше мы идем, тем сложнее бизнес-процессы в медицине. Медицина не может жить одна. Отрасль требует новых технологий, межведомственных контактов, потому что сегодня медицина – это не просто врач с фонендоскопом. Это и оборудование, и организация, и реабилитация, и диагностика – целый ряд сложных процессов. В любой бизнес-модели диспетчер очень важен, он должен связать людей, которые не знают друг друга. В период модернизации 2006 года в Татарстане появилось большое количество «тяжелого» оборудования, которые надо было объединить в единую сеть, для того чтобы можно было осуществлять удаленные консультации. Мы вышли с идеей создания подобного центра к Рустаму Нургалеевичу Минниханову, и он нас поддержал. Нам удалось создать большой банк данных – центральный архив медицинских изображений, который объединяет все оборудование: подключено 200 аппаратов, хранится 500 с лишним миллионов изображений.

Далее нам поручили организовать на новой основе получения детского молочного питания, программу «Бэлэкэч», организовать долечивание после стационарного лечения в санаториях Республики Татарстан, диспансеризацию, медицинские осмотры. Сегодня наш небольшой коллектив, где около 20 человек, имеет 20 крупных проектов с общим бюджетом более 2,5 миллиардов рублей.

– Вы являетесь председателем правления Ассоциации медицинских работников Республики Татарстан. Что она из себя представляет и какую деятельность ведет?

– Это профессиональный союз медицинских работников. Во всем мире роль профессионального союза оценивается выше, чем Министерства здравоохранения, потому что медициной управлять административно очень трудно. Профессиональный союз медицинских работников – это самый главный судья для врача. Я по себе знаю, что перед своими коллегами оправдываться либо защищать свои промахи сложнее. Медицина прошла колоссальный путь и сегодня ее эффективность несоизмеримо более высокая, чем раньше. Но в медицине существует целый ряд профессиональных проблем, которые необходимо решать всем вместе, в т.ч. юридическая защита, обучение, организация, участие в административных процедурах, чтобы ни права врачей, ни права пациентов не были ущемлены. Сегодня мы объединяем 8000 врачей на территории Республики Татарстан, издаем журнал «Здоровье нации». Очень эффективно работает юридическая служба. В 2019 году мы вновь застраховали наших врачей на случай профессиональных проблем, связанных с судебными и прочими разбирательствами. Ассоциация медицинских работников Татарстана является одним из учредителей медицинской палаты, которую возглавляет доктор Рошаль. Эта палата становится влиятельной силой в России.

– Как Вы оцениваете общее состояние и развитие медицины Татарстана сегодня и каковы ее перспективы? На что следует обратить особое внимание и на каких точках следует сделать акценты?

– Медицина в Татарстане однозначно хорошая. Я знаю и западную медицину, и наших врачей. Наша медицина может быть не такая красивая, не такая удобная, я имею в виду комфортную часть и удобства. Но врачи у нас замечательные, хирурги классные, но нам не хватает современного взгляда на пациенториентированную медицину. У нас всегда было принято, что медицина индивидуальна, врач – «небожитель», а пациент должен исполнять что ему говорят. Вот это, конечно, надо менять. Медицина, как и любая отрасль, должна развиваться. Но, к сожалению, медицина – одна из самых консервативных областей. Новое здравоохранение, информатизация требует существенных организационных изменений, чтобы максимально эффективно оказывать помощь людям. А что такое эффективность?! Чтобы врач был хорошим, он должен иметь мощную практику. Если врач один раз в неделю оперирует, он никогда не сможет считаться хорошим врачом. Медицина должна идти с постоянным обучением, с большой нагрузкой для врачей. Это потребует в определенной степени концентрации ресурсов.

Многие принципы необходимо пересматривать. У нас не в меру развита ведомственность. Вот говорят, что у нас не хватает врачей, но я считаю, что врачей больше, чем положено. Кто-то недавно из простых людей сказал: «У нас в два раза больше врачей, чем в Америке». В Турции 17 врачей на 10 000 человек населения, а мы отчитываемся за 30, а если взять всю республику, то их больше сорока. Просто они все разбросаны между ведомствами, есть частные, ведомственные клиники, государственные. Все они друг с другом не общаются. Должно быть такое понятие – «один гражданин, одна медицинская карта». Где бы, какой бы человек в белом халате что бы ни сделал, он должен занести информацию в эту единственную карту. У нас имеется 50 санаториев, там работает более 300 врачей. Там 400 000 с лишним человек отдыхают, почему бы во время отдыха им не провести диспансеризацию? Там такие же врачи, такое же оборудование. Вот люди возвращаются из санатория, идут в поликлинику и встают в очередь для того, чтобы им сделали электрокардиографию и какие-то простые исследования. Надо медицину менять по-серьезному.

– Как опытный врач, на Ваш взгляд, что представляет сегодня медицинское образование? Вы учились в открытом университете Великобритании, есть ли отличия нашего и зарубежного медицинского образования?

– Наше образование отстает от практики, институт оканчивают в профессиональном плане слабо ориентированные люди. Они не очень хорошо представляют, что их ждет. Медицина – это все-таки рукоделие, и как бы там не говорили, что наступит век информатизации, роботизации, но никто не отменял общение человека с человеком. Пациент всегда будет искать встречи с врачом, и последняя инстанция – это все-таки врачи. Совершенно не согласен с тем, что отменили распределение, когда врачей отправляли на работу в районы. Это было сделано неправильно, я считаю, данное решение было большой ошибкой. Именно из-за этого у нас появились перекосы: в городах – врачей с избытком, а в районах их не хватает. Поэтому врачи, которые остаются здесь, не дорастают до уровня врача-универсала, которые понимают организм как единое целое. Медицину расчленили на мелкие части, когда зачастую узкие врачи не понимают друг друга. Сегодня стало мало врачей, которые понимают и знают организм как единую систему с ее индивидуальностью, неповторимостью, особенностями. На Западе очень большой промежуток времени после обучения отводится работе под контролем специалистов. Там хирург достаточно «взрослым» выходит на путь самостоятельной работы. Я начал оперировать в 20 лет, там же они начинают после 30 лет. В этом смысле западное общество обезопасило себя от ошибок молодых врачей.

– Что самое сложное в работе хирурга?

– Хирургия бывает разной: плановая, неотложная. Я всю жизнь работал в неотложной хирургии. Неотложная хирургия – это реакция, постоянная готовность к самым неожиданным ситуациям, которые могут возникнуть, и они возникали. В 70–80-е годы XX века неотложка в 15-й больнице была очень похожа на фронтовые сводки из-за достаточно сложной криминогенной обстановки. В республике орудовали различные преступные группировки: «Тяп-ляп», «Хади Такташ», поэтому было очень много огнестрельных ранений. Достаточно сложно было с дорожно-транспортными происшествиями: культуры поведения ни со стороны пешеходов, ни со стороны водителей не было, как следствие – очень много сочетанных травм. Хирургия – это, прежде всего, готовность на круглосуточную эмоциональную работу. Конечно, работа хирурга сложна физически, поскольку приходилось очень много дежурить, простаивать часами в операционной. Обязательно постоянное развитие и учеба.

– Как Вы считаете, что значит быть врачом-хирургом?

– Прежде всего надо любить свою профессию! Любить не просто профессию, а любить пациентов, больные люди бывают трудны в общении, навязчивы, хотят от вас большего, чем можете сделать. Человек должен быть честен перед собой, должен признавать свои ошибки, потому что наша деятельность не бывает без ошибок. Врач должен уметь работать в коллективе и слышать коллектив, ни в коем случае не осуждать публично своих коллег, особенно при встречах с пациентами.

– Совсем скоро мы отметим 100-летний юбилей образования ТАССР и системы здравоохранения. Что бы Вы пожелали нашим читателям в преддверии юбилеев?

– Я всю жизнь прожил в Татарстане. У меня было много возможностей уехать отсюда. Но я люблю этот край и желаю всем людям, которые живут, работают в Татарстане, чтобы они гордились республикой, гордились нашим народом, нашими людьми, любили их и старались делать свою медицинскую работу на высоком уровне.


Беседовал и подготовил Наиль НАБИУЛЛИН



Серия интервью «100 медиков Татарстана»:

– С военно-полевым хирургом Татьяной Андреевной Емелиной.

– С заслуженным врачом РТ Раисой Петровной Гусляковой

– С заслуженным врачом РТ Дамирой Садыковной Галеевой

– С заслуженным врачом РТ Фиркатом Гарифовичем Галимовым 

– С заслуженным работником здравоохранения РТ Меланьей Дмитриевной Анисимовой

– С заслуженным работником здравоохранения РТ Ниной Александровной Шахториной

– С главным врачом ГАУЗ «Станция скорой медицинской помощи» г. Казани Фаридом Шарифовичем Галяутдиновым